мальчик с пальчик в глаз печенье (belegorn) wrote in ru_psygeography,
мальчик с пальчик в глаз печенье
belegorn
ru_psygeography

Categories:
  • Music:
Ниже - что-то вроде краткого учебного пособия по заданной теме ("зачем", "как" и "что в итоге"). На самом деле, это просто нарезка. Использованы были найденные (редкие на русском языке) материалы. Тем не менее, я лично считаю, что этого может быть достаточно. Как уже было сказано, схематизация и жесткие правила не только не помогут, но и навредят. Главное тут - неслучайная спонтанность, т.е. неявный контроль "постоянными потоками, исходными точками и завихрениями, которые сильно препятствуют входу в определенные зоны или выходу из них". Читай: собственно, городом как таковым. Ну и, конечно, самим индивидуумом. И километры текста тут - не помощник.

Для желающих все-таки более подробно изучить вопрос - можно почитать несколько текстов, ссылки на которые даны в конце, а также (при знании языка) пойти сюда и далее по линкам. Также см. полумертвое нерусское psychogeography.






1. Психогеография


    Ги Эрнест Дебор. «Введение в Критику Городской Географии», "Les Levres Nues" №6, 1955 г.:
Психогеография устанавливает своей целью изучение точных законов и специфических эффектов территориального окружения, сознательно организованного или нет, оказывающих действие на эмоции и поведение индивидуума. Прилагательное «психогеографический», сохраняющее вполне приятную неопределенность, может быть применимо к находкам, выявленным такими исследованиями, к их влиянию на человеческие чувства и, даже в более широком смысле, к любой ситуации или поведению, отражающими такой же дух открытия.


    Олег Киреев «Город и его анархитекторы», ж-л "Компьютерра":
Что такое современный технологизированный мегаполис? Разумеется, это не просто "большой город, в котором много техники". Еще в "Информационной эре" Мануэль Кастельс говорит, что в современных условиях развитых телекоммуникаций пространство города пополняется еще одним уровнем, или этажом. Этот уровень он назвал пространством потоков. Пространство потоков, по Кастельсу, все больше вступает в противоречие с пространством места. Привычное отчуждение городских улиц и архитектуры усиливается безличными и стремительными телекоммуникационными потоками, не синхронизированными с жизнью города. Признаками такого отчуждения - продолжает Кастельса голландский теоретик Эрик Клюйтенберг - становятся, например, постоянные разговоры по мобильным телефонам на улицах и в метро, навязчивое мелькание уличных рекламных мониторов - так называемые гибридные места, напряженная обстановка в которых свидетельствует о растущем разрыве между пространством потоков и пространством места. В прежнюю, доинформационную эру, за исследование зон городского отчуждения брались ситуационисты - революционная группа французских артистов и теоретиков во главе с Ги Эрнестом Дебором, автором бессмертного "Общества спектакля". Ситуационисты разработали психогеографию - Wikipedia определяет ее как "исследование специфических эффектов, которые, намеренно или ненамеренно, оказывает географическое окружение на эмоции и поведение индивидов". Они составляли карты, исследуя возможности освоения пространства и города, ведь карты представляют собой сильнейшие инструменты власти, а в топологию города впечатаны символы иерархий и властные отношения.


    Ги Эрнест Дебор, «Конструирование ситуаций», 1957 г.:
Наша основная идея – это конструирование ситуаций, т. е. конструирование [посредством практики derive и detournement] краткосрочных сред существования и их преобразующее возведение в более высокое качество страсти. [...] Необходимо [преследуя цели целостного урбанизма и интегрального искусства] играть на максимальном разрушении внутренней гармонии. [...] Всеобщей целью должно стать, с одной стороны, расширение неусредненного массива жизни и как можно более последовательная борьба против пустого времени, с другой. [...] Конструирование ситуаций начинается с сегодняшним крахом понятия Спектакля [и его принципа спектакулярного невмешательства – формой отчуждения эпохи массовой культуры]. [...] Роль «публики» должна минимизироваться, и ее место все более следует занимать не столько «актерам», сколько «людям жизни», в новом смысле этого выражения. Нужно преумножать число поэтических вещей и субъектов, к сожалению, столь редких в настоящее время, что даже ничтожнейшие из них получают преувеличенное значение. [...] Такова вся наша программа, которая в существе своем является программой переходной. Наши ситуации – без будущего, они – точки выхода. Неизменности искусства – или чего бы то ни было другого – не место в нашем строе мысли.


    Александр Бренер, Барбара Шурц. «London calling (памяти Джо Страммера)», ж-л "Логос" №3-4, 2002 г.:
Психогеография - это критическая дисциплина, занимающаяся исследованием специфических влияний и эффектов городской среды (улиц, проспектов, бульваров, дворов, тупиков, площадей, памятников, дорог, архитектурных сооружений) на чувства, настроения и поведение индивидов и социальных групп, обитающих в этой среде. Зарождение данной дисциплины относится к лету 1953 года, когда группа молодых авторов, художников и безработных, близких к Леттристскому Интернационалу, предприняла первые попытки исследования Парижа с целью выявления новых революционных возможностей здесь и сейчас. Психогеографическое исследование, таким образом, с самого начала не носило научный характер. Вместе с тем, психогеография нисколько не противоречит материалистическому пониманию обусловленности жизни и мыслей людей объективными (классовыми, психо-соматическими, институционально-государственными) обстоятельствами. Главный метод психогеографии - derive - "бесцельное" шатание по городу в попытке осознать и зафиксировать ощущения и идеи, вызываемые конкретными урбанистическими пейзажами. "Mental Mapping", то есть изготовление воображаемых психогеографических карт города, которые могут помочь в революционной переделке социума, невозможно без творческой рефлексии и риска. (Это знали ещё Башшар ибн Бурд из Басры и Франсуа Вийон, как позднее По и Бодлер). Позже, в 1950-60-е годы, психогеография развивалась как специфическая критика капиталистического урбанизма Ситуационистским Интернационалом. Первая фиктивная психогеографическая институция (London Psychogeographical Association) была учреждена в 1957-м году. Единственным её членом являлся художник Ральф Рамни, кстати говоря, скончавшийся в Лондоне в [...] 2002-м году. Однако, как непосредственная и ежедневная практика психогеография спорадически возникала и процветала то здесь, то там - в анархистской, автономной, контр-культурной и радикально-демократической среде в Италии, Германии, Голландии, США, Мексике и Алжире в 1960-80-е годы. Её задача состояла в манифестации и теоретическом обосновании того печального факта, что обыденная жизнь в современных обществах контролируется и подавляется властью. Более того, психогеография должна была создать возможность практического разоблачения и преодоления этой властной манипуляции. Психогеография рассматривалась ситуационистами и их последователями как некая альтернативная творческая экспериментальная форма времяпрепровождения, как игра, развивающая революционное желание индивидов. Само собой разумеется, подобная игра не может иметь ничего общего с индустрией развлечений, туризмом, спортом или институциональным бюрократизированным искусством, а также прочими бездарными псевдокомпенсациями. Психогеография подчёркивает, что осознание идеологического давления социальной среды есть необходимейшее условие для продуктивной и последовательной критики нынешних обществ.


      Сергей Кузнецов. «За пределы иметь и казаться: от Исидора Изу
      до Малькольма Макларена, далее - везде», "Новое литературное обозрение" № 64, 2003 г.:

Задача "психогеографа" - заменить старые улицы города новыми. Дрейфуя по городу, надо переписать его, как устаревшую книгу. Надо освободить город от жесткой сетки значений, навязанной ему. Надо сконструировать новые здания, где невозможно не быть влюбленным. Самая часто цитируемая фраза Щеглова: "Каждый будет жить в своем собственном соборе". [...] Психогеографические упражнения вовсе не всегда должны были быть материальны: важно было вскрыть в существующем городе иное измерение.


    Александр Бренер, Барбара Шурц. «London calling (памяти Джо Страммера)», ж-л "Логос" №3-4, 2002 г.:
В урбанистских центрах ситуационисты видели свалку товаров и ярмарку перепроизводства. Они пытались показать разницу между наличествующей в городе дохлой жизнью и тем, чем она, эта замордованная жизнь, может стать в бесклассовом обществе. То есть, совсем коротко, они демонстрировали бездну, пролегающую между освобождённым эросом и эросом профанированным. Оговоримся однако: революционное желание возникает лишь в революционной ситуации, которую нужно сотворить. Психогеография - только один маленький шажок в этом направлении, за которым должны последовать новые гигантские шаги, головокружительные прыжки и фантастические пируэты. Только тогда - в жесте перманентной эмансипации - радикальная коммунальность и солидарность, захватывающие общественное пространство в революционном натиске, разорвут с товарной логикой и бытовым фашизмом, и земное пиршество освобождённых человеческих страстей и конфликтов восторжествует в новоявленном Городе Солнца.

2. Дрейф


    а) Метод

"Internationale Situanniste" №1, 1958 г.:
Derive (дрейф, брожение) - способ экспериментального поведения, связанный с условиями существования урбанистического общества; техника мимолетного прохождения через различные пространства, среды.


Ги Эрнест Дебор. «Теория Дрейфа», "Internationale Situationniste" №2, 1958 г.:
Дрейфы содержат в себе игровое и конструктивное поведения, а также знание психогеографических эффектов и потому отличаются от общепринятых понятий путешествия или прогулки.

В период дрейфа одна или несколько личностей на определенный период времени прекращают все отношения, бросают работу и прочую деятельность, теряют стимулы для активного существования. В это время субъект любуется окружающей местностью и наслаждается случайными встречами. При этом фактор случая играет не такую большую роль, как может показаться: с точки зрения дрейфа города обладают психогеографическими очертаниями с постоянными потоками, с исходными точками и завихрениями, которые сильно препятствуют входу в определенные зоны или выходу из них.

[...]

Другим аспектом дрейфа является его урбанистический характер. Его суть для промышленно развитых городов – центров возможностей и смысла – может быть выражена словами Маркса: «Люди не могут увидеть вокруг себя ничего из того, что не является их собственными представлениями; все говорит им о них самих. Их собственный пейзаж – единственное, что живет».

Можно совершать дрейф в одиночку, но все говорит о том, что лучше это делать небольшими группами по два-три человека, обладающими одинаковым уровнем знания, так как синтез впечатлений разных групп дает возможность прийти к более объективным результатам. Желательно, чтобы участники групп переключались с одного дрейфа на другой.

[...]

Средняя продолжительность дрейфа составляет один день. В данном случае день – промежуток между двумя перерывами на сон. Начальное и конечное время не имеет прямой связи с солнечным циклом, но необходимо учитывать, что последние ночные часы в основном непригодны для дрейфа. Но это лишь статистическая средняя продолжительность.

[...]

Границы пространства дрейфа могут быть точно установлены или, наоборот, неопределенны. Все зависит от цели исследований: исследовать область или эмоционально дезориентировать участника. Нельзя забывать, что эти два аспекта дрейфов так переплетаются, что между ними нельзя провести четкой границы. Использования такси, к примеру, поможет провести четкое разделение; если в течение дрейфа участник берет такси, чтобы добраться до определенного места или просто, скажем, двигаться двадцать минут на запад, считается, что это личная поездка вне обычных маршрутов. Если же, к примеру, происходит целенаправленное исследование новой местности, индивидуум сконцентрирован на исследовании для психогеографического урбанизма.

В каждом отдельном случае пространственные границы зависят прежде всего от отправных точек – местожительства отдельного индивидуума или места встречи группы. Максимальная зона этого пространства не простирается дальше целого города и его районов. Минимальная зона может быть ограничена до маленького замкнутого пространства: один район или даже, если интересно, один квартал.


Олег Киреев «Город и его анархитекторы», ж-л "Компьютерра":
В свое время соратники Ги Дебора в своих derive (прохождениях) по городу не смущались отсутствием научности и, например, предлагали выбирать психогеографический маршрут, следуя за понравившимися запахами. Одна британская группа в 2001 году решила исследовать город по схожей методологии. Прибыв в маленькое предместье Утрехта (Голландия) и разбившись на два отряда, британцы вооружились картами Рима и договорились встретиться через полчаса на мосту Гарибальди. Однако такой маршрут не позволил им в полной мере "раскрыть" город: участники не всегда могли свободно импровизировать, оказываясь в плену собственных идиосинкразий и ограничений. Поэтому вскоре для "деривов" были предложены новые правила. То, что получилось, теперь принято называть алгоритмической, или генеративной, психогеографией. Предлагается алгоритм, например:

1) второй направо
2) второй направо
3) первый налево
4) повторить,

и участники следуют ему в своем путешествии по городу. Казалось бы, они берут на себя роль машин, но обилие шума и хаоса, в которые вследствие выполнения однотипных строгих команд погружаются участники, создает массу непредвиденных эффектов. "Это не чистое движение пикселов, не воплощенный флэш-мультик, а алгоритмический шум, и это нам нравится".

Психогеографические маршруты называются анархитектурой города и - методом более или менее свободной игры слов - уподобляются архитектуре программного обеспечения с открытым кодом, при этом предполагается, что код вписан в архитектуру города. Достраивая его, обмениваясь сведениями о нем [...], участники совместно прочитывают или переписывают код.


Иван Щеглов. «Letter from Afar», "Internationale Situationniste" №9:
Дрейф (включающий в себя ряд действий, жестов, прогулок, случайных событий) был по отношению к тотальности тем же, что психоанализ - в лучшем смысле этого слова - делает по отношению к языку. Позволь себе следовать за потоком слов, говорит аналитик. И он слушает до тех пор, пока не наступает момент выцепить или модифицировать (детурнемировать, сказали бы некоторые) слово, выражение или определение. Дрейф – это, конечно же, техника, техника практически терапевтическая. Но если аналитик [в определенный момент] останавливает пациента, - то дрейф, которому предавались мы, опасен тем, что человек вынужден заходить слишком далеко, без всяких защит, туда, где ему угрожает взрыв, растворение, диссоциация, дезинтеграция. И с этого момента – возвращение в «обыкновенную жизнь», т.е. в реальность, «застывшую жизнь». В этом смысле теперь я отвергаю принцип Устава, предписывающий продолжительный дрейф. Он может продолжаться долго, [...] но все же лишь определенное время, ограниченное выходными; так, неделя стала бы хорошим уровнем, но месяц – это уже слишком.


    б) Карты

Конрад Беккер, «Словарь тактической реальности»:
Карты не только предоставляют абстрактные картины мира как такового, они также содержат информацию о тех, кто их создает. Это особенно ясно видно на старых картах. Если мы хотим узнать, в чьей перспективе представлен здесь мир, то достаточно посмотреть на центр репрезентации.


Ги Эрнест Дебор. «Теория Дрейфа», "Internationale Situationniste" №2, 1958 г.:
Исследование ограниченного пространства дрейфа влечет за собой установку баз и необходимость высчитывать направления проникновений. Здесь приходит на помощь умение составлять карты – как обыкновенные, так и экологические и психогеографические – и вносить в них изменения и улучшения.


Ги Эрнест Дебор. «Введение в Критику Городской Географии», "Les Levres Nues" №6, 1955 г.:
Производство психогеографических карт или даже представление таких вариантов, как произвольно трансформированные карты двух разных районов, может способствовать пояснению некоторых беспорядочных движений, которые отражают не подчинение вероятности, но полное неподчинение общепринятым влияниям [...]. Мой друг недавно рассказывал мне, как он блуждал по немецким городам Гарца, слепо руководствуясь при этом картой Лондона. Такая игра – всего лишь заурядность по сравнению с возможностью полного контроля над архитектурой и урбанизацией, который в скором будущем сможет осуществить каждый. А пока мы можем определить некоторые этапы частичной, менее сложной реализации, начиная с простого перемещения элементов действительности оттуда, где мы их привыкли видеть.


Саша vtoroi_front:
Я думаю, слово "карта" здесь не следует понимать буквально. Речь идет скорее о параллельной (альтернативной) структуре восприятия пространства, основывающейся не на профанной схематизированной картографии, а на тонком и подвижном взаимодействии пространства города с пространством духа. Конечно, все это чревато заурядным приалкоголенным праздношатанием; чтобы этого избежать хорошо бы как-то фиксировать полученный опыт. На такой "карте" могут (и должны) возникать новые типы обектов, которым в принципе нет места в конвенциональной картографии. "Зоны любви", "очаги хаоса", "сферы покоя", "шпили безмолвия" должны наполнять наши описания переосвоенной местности. Улицы следует переименовывать, установленными границами пренебрегать.




3. Результаты


Александр Бренер, Барбара Шурц. «London calling (памяти Джо Страммера)», ж-л "Логос" №3-4, 2002 г.:
Мы следовали основным правилам ситуационистского derive: группа из нескольких человек болтается по заранее выбранным кварталам, самим своим поведением разоблачая вынужденный функционализм и утилитаризм лондонцев - секретарш, привинченных к своему месту, продавцов, корчивших насильственные улыбки, покупателей, напряжённо всматривавшихся в чеки, прохожих, бегущих из супермаркета на автобусную остановку, нищих, стынущих под аркой рынка, клерков, домохозяек... К чёрту! Мы не такие! Мы заходим в бар только, чтобы облегчиться или стащить журнал, мы заходим в общественные туалеты, только чтобы начертать на стене политические лозунги, мы заходим в галерею только, чтобы поскандалить, мы движемся вдоль стен, оставляя граффити. Ничтожества, действуйте отважней! Выдумывайте! Соображайте! Психогеография - антиурбанистская практика, которая выставляет напоказ и возвращает субъекту подавленное в полицейско-консумеристском городе желание. Психогеография - это игровая реконструкция революционного поведения, ведь только сообща люди способны перевернуть вверх дном город. Там, где сейчас царит уныние, атомизация и примирение, психогеография ищет возможности самоопределения, творческой инициативы и независимости.


Ги Эрнест Дебор. «Теория Дрейфа», "Internationale Situationniste" №2, 1958 г.:
Уроки, извлеченные из дрейфа, помогают нам составить первые отчеты о психогеографических соединениях современного города. После открытия единства среды, ее основных компонентов и пространственного положения индивидуум может прийти к осознанию главных направлений движения, их выходов и препятствий к их достижению. Индивидуум в конце концов придет к основной гипотезе существования центральных психогеографических точек. Измеряется расстояние, разделяющее две части города. Оно может не быть похоже на физическое расстояние между ними. С помощью старых карт, аэрофотоснимков и экспериментальных дрейфов могут быть составлены все еще неточные карты влияний; карты, чья неизбежная неточность на этом самом этапе подобна неточности первых навигационных карт, но в этом нет ничего страшного. Единственное отличие состоит в том, что теперь важно не точное отображение границ континентов, а еще и наброски изменяющейся архитектуры и урбанизация.

В настоящее время нет границы между различными взаимодействиями атмосферы и места обитания. Лишь обозначены более или менее протяженные и расплывчатые очертания. Самое главное изменение, которое эксперименты с дрейфом готовы предложить, касается постоянного сужения этих очертаний до точки их полного подавления.




Более подробно можно (и полезно) почитать по теме следующее (на русском):

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments